ГлавнаяСуриков ВасилийКартины → Утро стрелецкой казни

Утро стрелецкой казни


Утро стрелецкой казни

Сам Саврасов рассказывал о том, как появилась идея написания картины "Утро стрелецкой казни": "...Однажды еду  я по Красной площади, кругом ни души. Остановился недалеко от Лобного места, засмотрелся на очертания Василия Блаженного, и вдруг в воображении вспыхнула сцена стрелецкой казни, да так ясно, что даже сердце забилось. Почувствовал, что если напишу то, что представилось, то выйдет потрясающая картина".

Сложная и на первый взгляд необъяснимая композиция "Стрельцов" дробится на отдельные группы. В центре каждой группы - осужденный, вокруг него - семья. В каждом женском образе выражена  всепоглощающая сила чувства.

Тема "Стрельцов" стала конкретной не только благодаря точно определенному историческому и археологически осязаемому моменту, но и потому, что сам художник внес  в ее разработку нечто от своей собственной жизни. На первом плане художник изобразил маленькую девочку, одноко и беспомощно стоящую между двух старых женщин. Широко раскрытыми глазами словно видит она испугавшее ее темное будущее.  Черты лица девочки сильно напоминают дочь художника - Оленьку, которой исполнилось тогда два года.

Слева от девочки, прямо на земле, сидит старая женщина в темном коричневом платье. На морщинистое лицо  горе наложило  окончательные, завершающие образ штрихи. Женщина окаменела в этом своем состоянии. Рядом с ней - другая, должно быть, тоже старая женщина, но лица ее не видно. Низко опустив голову, она сжимает  в кулаке погашенную свечу, - великое горе сокрушило ее.

Еще дальше, направо, показан один из самых драматических эпизодов всей картины. Молодого стрельца офицер ведет к виселице. Прощание с женой и сыном сломило его. Он едва переступает заплетающимися ногами; голова его упала на грудь; руки висят как плети. С каким огромным тактом Суриков представил эту угнетающую сцену. Он, очевидно, не хотел изображать самого момента прощания, так как данный эпизод, в силу своего психологического напряжения, превратился бы в центр картины. Художник не хотел показать и лицо стрельца.  Не могло оно прославлять стрелецкую силу. Но великий реалист не мог не высказать всей правды, такой, какую открывало ему знание человеческого сердца.

Резкий контраст с этой надломленной фигурой составляет стрелец, стоящий на телеге, в самом центре картине. Он повернулся спиной к царю Петру. Низко склонившись и сжав в руке свечу, прощается он с народом и единомышленниками. Общим абрисом фигуры он поразительно напоминает древнерусскую икону из так называемого "чина". Едва ли случайно это сходство.

На самой высокой точке  крепости и силы духа находятся все стрельцы во главе со стоящим. Они - истинные герои картины, главные действующие лица исторической трагедии. К ним обращены взоры всех: и близких, и врагов, и глазеющих, как люди в толпе на Лобном месте, и изучающих, как иностранец возле кареты, пытающийся разгадать событие чужой жизни, происходящее перед ним. Лица стрельцов полны сосредоточенности. Некоторые пышут злобой, как рыжебородый стрелец; иные мрачно и молчаливо погружены в себя, как стрелец с черной бородой. Тщетно старается повернуть к себе чернобородого стрельца его жена с искаженным лицом, убитая тем, что и в эти последние минуты жизни он упрямо думает о том деле, за которое погибает. Образы стрельцов воспринимаются как достоверные исторические портреты.

Матери и жены, сыновья и дочери - все во власти разрушившей их семьи катастрофы. Фигуры стрельцов возвышаются над смятенной толпой, как утесы. И, как волны, разбиваются у их ног всплески жгучих человеческих чувств. Момент приближающейся казни обострил волю и сознание стрельцов. Это сознание - источник значительности лиц, силы их выражений. Сейчас свершится суд истории, но стрельцы не пали духом, не сдались, не раскаялись. Они верны своим убеждениям. До последней минуты живет в них непреоборимая твердость духа.

Все лица и характеры "Стрельцов" взяты Суриковым из окружающей действительности.


Обсудить на форуме