ГлавнаяВрубель МихаилКартины → Девочка на фоне персидского ковра

Девочка на фоне персидского ковра


Девочка на фоне персидского ковра

Работая над этой картиной, Врубель выбрал дочь владельца киевской ссудной кассы натурщицей. Если Врубель называл композицию картины «Христос в Гефсиманском саду», что сюжет слащавый, то картина «Девочка на фоне персидского ковра» выглядит некоторым рахат-лукумом. Это выражение относится к душистости и цветистости восточной поэзии. Постановка мотива схожа с салонной эстетикой, где так и хочется воскликнуть «сделайте мне красиво». На фоне ниспадающего виде складок и узоров балдахина «ковра», мы видим в восточном наряде красивую девочку, обвитую платками с расписными узорами и кистями. Пальцы ее унизаны перстнями, а на шее нитки жемчуга. В ней слишком много этой красоты. Невольно возникает ощущение какой-то траурной ассоциации, такое чувство, что это девочка – одна из жен, которая должна последовать за своим умершим владыкой. Наряженная, очень роскошно, она как бы готова к жертвоприношению. Упавшие от бессилия руки, столь многозначительно сложенные крест на крест, опущены на кинжал и розу, которая является эмблемами смерти и любви. Девочка не похожа на взгрустнувшую молодую деву, она как бы сама печаль. Именно этим духом и пронизана вся картина. Многие сравнивают персонификацию образа девочки с фигуркой женщины в картине «Сирень» или с образом гадалки в одноименной картине.

Работая над портретами, Врубель погружал в мир собственных образов и идей, модели. Он очень тщательно их подбирал и если, по мнению художника, она не входила «в его мир», то заставить его было невозможно, работать с ней. Так случилось и с написанием портрета Н.И.Мамонтова, который и сам Врубель предложил написать. После нескольких часов позирования, Врубель откровенно сказал Мамонтову: «ваш портрет мне надоел», и на это работа была закончена. Но зато когда лицо заинтересовывало мастера, его тянуло подвергнуть модель переодеванию, представить ее в необычной обстановке или превратить в какую-либо, а воображаемую или легендарную личность. Именно так он перевоплотил дочку владельца Киевской ссудной кассы, в принцессу с Востока, а сахарозаводчика и мецената И.Н.Терещенко в Ивана Грозного. В иллюстрациях к произведению Лермонтова «герой нашего времени», он сделал сына С.Мамонтова Азаматом, а дочь в иллюстрациях к «демону» Тамарой. Очень часто художник воссоздавал внешнее сходство модели по памяти, поэтому долго позировать им не приходилось.


Обсудить на форуме